Ханс и Грете

На краю деревни, у околицы стоял одинокий покосив­шийся домишко. Жили там муж и жена со своей единствен­ной дочерью, а звали ее Грете. Жили они в большой бедно­сти, хоть и трудились с утра до вечера.
Грете была девушкой работящей и красивой. Одно нехо­рошо: не умела она держать язык за зубами. Болтала без умолку, что надо и что не надо. Да и то сказать: у отца ее с матерью тоже язык без костей был.

В той же деревне была богатая усадьба, и жил в ней мо­лодой красивый парень Ханс. Отец его умер и отказал все свое добро сыну. Жил Ханс с матерью; старушка домовнича­ла, а Ханс всю мужскую работу в усадьбе справлял. Шел Хансу двадцатый год, и жениха богаче его во всем приходе не было. А уж пригож был Ханс! Первый на всю округу кра­савец!

И немудрено, что девушки по нему сохли. Грете, бывало, тоже на него заглядывалась.
Как-то утром, только рассвело, приходит Ханс на повар­ню, где стряпала Грете, и говорит:
— Послушай-ка, голубушка Грете! Девушка ты скром­ная, добрая и очень мне по душе пришлась. Надумал я взять тебя в жены. Только гляди, до поры до времени никому про то не сказывай.

Боялся Ханс: не проведала бы мать раньше срока, что за­думал он сватать девушку из бедных. Хотелось ей невестку побогаче да познатнее. Вот и просил Ханс, чтоб Грете по­молчала.
— Спасибо тебе, — отвечает Грете, — уж я-то не пробол­таюсь.

Ушел он, а Грете опять взялась за стряпню — молочный кисель к завтраку готовила. Засыпала она в горшок при- горшню-другую муки, развела молоком… Стряпает Грете, а у самой только Ханс на уме.

Вот и всыпала она невзначай золу в кисель вместо сахару. Помешивает Грете кисель упо­ловником, а сама от счастья будто солнышко сияет.

Мать ждала-ждала завтрака, не дождалась и пошла по­глядеть, чего это дочка так на кухне замешкалась. Вошла она в кухню, увидела дочкину стряпню да как закричит:
— Ты что это, Грете, делаешь? Для чего золу в кисель сыплешь?
— Ох, матушка, — отвечает Грете, — я от радости себя не помню.
— Чему ж ты так обрадовалась? — спрашивает мать.
— Был тут Ханс, сказал, что возьмет меня в жены, да только с уговором, молчать про то до поры до времени.
— Ну, уж мы-то не проболтаемся, — говорит мать. — Вот счастье привалило!

Стала она сама кисель уполовником мешать и вовсе гор­шок опрокинула.
И отец ждал-ждал завтрака, не дождался и пошел погля­деть, чего это дочка с матерью на кухне замешкались. Вхо­дит он в кухню и видит: горшок опрокинут, а кисель весь по столу разлился.
— Что это вы тут настряпали? — спрашивает хозяин.
— Ох, батюшка, мы от радости себя не помним! — в один голос отвечают мать с дочерью.
— Чему ж вы так обрадовались? — спрашивает отец.
— Был тут Ханс, сказал, что возьмет Грете в жены, да только с уговором: молчать про то до поры до вре­мени.
— Ну, за этим дело не станет! — говорит хозяин.

На радостях он и про завтрак забыл. Вышел во двор и да­вай коней своих задом наперед в телегу впрягать. А мимо как раз Ханс проходил. Увидал он, что хозяин выделывает, и дивится:
— Ты зачем коней мордой к телеге ставишь?
— Ох, Ханс, — отвечает отец, — я от радости себя не помню.
— Чему ж ты обрадовался? — спрашивает Ханс.
— Как чему? Ты ведь сказал, что хочешь взять нашу доч­ку в жены? — удивился и хозяин.

Разозлился тут Ханс и говорит:
Да, хотел, а теперь свои слова назад беру. Не сумела она держать язык за зубами, пусть на себя пеняет.

Пошел Ханс своей дорогой, а Грете ни с чем осталась.
С той поры Ханс к ней и носу не казал.
И вот дошел однажды до Грете слух, будто посватался Ханс к дочке богатого хуторянина и в воскресенье будет оглашенье в церкви. В воскресенье Грете говорит матери:
— Схожу-ка я нынче в церковь, перекинусь словечком с моим суженым.

Вошел Ханс со своей невестой в церковь, а Грете улучила время, отозвала его в сторону и шепчет:
— Хоть и покинул ты меня, а я тебя из сердца не выки­нула.

Видит невеста, что какая-то девушка с ее женихом шеп­чется, и ну Ханса выспрашивать:
— Кто да что? И чего это она тебе на ухо шептала?
— Да одна тут, — отвечает Ханс, — обещался я взять ее в жены, коли она про то до поры до времени не проболта­ется, а она не сумела держать язык за зубами.
— Слыханное ли дело? — усмехнулась невеста. — Неужто она помолчать не сумела! Кто ее за язык тянул? Я се­мерых женихов обманула и никогда ни одной живой душе ни единым словом про это не обмолвилась. Вот только сей­час ненароком с языка слетело.

Как услыхал такие слова Ханс, как пустится бежать! Только невеста его и видела.
Рассудил потом Ханс: «Все же Грете — девушка скромная и работящая».
Поженились Ханс с Грете и жили долго и счастливо.
И теперь еще живут, коли не умерли.

Поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Яндекс.Закладки
  • В закладки Google

Назад Вперед

blog comments powered by Disqus