Отважный охотник Финлей


В далекие-далекие времена в диких горах на самом севе­ре Шотландии жил со своей юной сестрой отважный охот­ник по имени Финлей.
Каждое утро Финлей уходил с собаками на охоту — за благородным оленем, за куропаткой или за горным зайцем, а сестру оставлял дома. И каждый раз, уходя из дому, он на­казывал ей поддерживать огонь в очаге и не открывать окошко, что смотрит на север.

Там, на севере, за снежной вершиной горы в глубокой пещере жили злые великаны. Эти великаны очень любили холодный северный ветер и терпеть не могли жаркий огонь в очаге.
Самой злой и хитрой в семье великанов была старая Кэйллих.
Ходил слух, что в горной пещере великанов хранятся огромные сокровища и даже волшебные предметы, однако никто еще не отважился подняться за ними туда.

А надо вам сказать, что сестра Финлея была очень безрас­судная девушка. Ей никогда не приходилось видеть не толь­ко самих великанов, но даже их следов. А что она не могла увидеть собственными глазами, в то она не хотела верить. И потому, уходя из дому, она даже не думала подбросить торфа в огонь, а если дымил очаг, она, нимало не смущаясь, открывала настежь окошко, глядящее на север, чтобы выпу­стить дым.

И однажды она сделала и то и другое — как раз что брат просил ее не делать: открыла окно на север и забыла под­бросить торфа в огонь, и очаг погас. А выйдя из дома, она увидела на приступке незнакомого красивого юношу. Он ла­сково приветствовал ее, заговорил о том о сем, и в конце концов она пригласила его зайти в дом.

А надо вам сказать, что этот красивый юноша был не кто иной, как младший из великанов, живших в той самой пе­щере. А чтобы его не узнали, он принял облик человека. Он попросил девушку дать обещание, что она не скажет брату, кто приходил к ней.

Глупая девушка — лучше бы она не соглашалась на это! Но она поспешила дать юноше обещание. А ему только того и надо было. Теперь он мог так околдовать ее, что она влю­билась в него без памяти.
Он совсем заговорил бедняжку, и наконец она даже со­гласилась покинуть дом брата и бежать с незнакомым юно­шей. Хуже того, он взял с нее клятву, что если брат помешает ей и вступит с ним в бой, она не станет помогать родному брату.
С этим молодой великан покинул дом Финлея.

Настал вечер. Усталый Финлей возвращался после охоты с собаками домой и, не заметив как, забрел в незнакомую ложбину. Его это тем более удивило, что он считал, будто хорошо знает все ложбины и ложбинки в своих горах. Там, в тени рябин и елей, возле прозрачного ручья он увидел хи­жину. За хижиной вверх по склону холма тянулось вспахан­ное поле. На нем уже зеленели всходы, хотя весна в этих суровых горных краях только-только начиналась.

Финлей приказал собакам лежать смирно и ждать, а сам подошел к хижине и постучал в дверь. Ему открыла хоро­шенькая девушка, и он увидел в хижине старушку.
— Здравствуй, Финлей! — сказала старушка.
— Откуда ты знаешь, как меня зовут? — удивился Фин­лей.— И откуда вы взялись здесь, в наших горах, и ты, и эта хорошенькая девушка, и ваш дом, и рябины, и все такое прочее?
— Зови меня просто Доброй Волшебницей, — сказала старушка. — Эта девушка моя дочка. Мы здесь, чтобы спасти тебя, Финлей! Хоть ты и отважный охотник, но, случается, и отважного не мешает предупредить об опасности. Знаешь ли ты, что сегодня в твоем доме побывал младший из вели­канов? И твоя сестра пригласила его в дом, и ему удалось опутать ее злыми чарами. Завтра он придет опять, чтобы убить тебя заколдованным голубым мечом.
— Мне горько слышать это! — сказал Финлей.
— Только ни о чем не спрашивай сестру, — предупреди­ла старушка. — Помни, она теперь во власти злых чар.

Финлей вернулся с собаками домой и ни о чем не спро­сил сестру.
Наутро он, как всегда, собрался на охоту, но далеко не ушел, а спрятался. И как только на дороге появился вели­кан — ну, тот самый, что притворился красивым юношей и опутал злыми чарами сестру Финлея, — он напустил на не­го своих собак. Великан так удивился, что даже забыл о вол­шебном голубом мече, которым хотел убить Финлея.

Да, на беду, собаки подняли громкий лай, и девушка вы­шла из дома посмотреть, что случилось. Тут великан схватил ее за руку, и они убежали.
Финлей остался один.

Но он знал, что это ненадолго. Скоро к нему в гости по­жалуют великаны, чтобы отомстить за своего младшего бра­та. Он заложил дверь поленом, потом подбросил побольше торфа в очаг, и вскоре посреди хижины уже пылал яркий огонь. Но все равно Финлея пробирала дрожь.
Вдруг он услышал страшный шум, словно гром в горах. Это посыпались большие камни из-под ног великана, спу­скавшегося с горы.

Великан подошел к дому Финлея и закричал-зарычал-заревел:
— Фи! Фо! Фу! Кто посмел закрыть дверь? Стыд и позор тому, кто не пускает усталого путника в дом!
И он надавил плечом на дверь, вышиб ее и ворвался в хижину. Но Финлей его уже ждал. Он стоял под прикры­тием пылающего очага с луком и стрелами наготове. И как только великан ворвался в хижину, он выпустил первую стрелу. Но она лишь ранила великана. Он взревел от боли и бросился на Финлея.
Неизвестно, что сталось бы с отважным Финлеем, если бы не его верные псы. Они накинулись на великана, и, пока он от них отбивался, Финлей успел выпустить из лука вто­рую стрелу и убил чудовище.

Утром Финлей поспешил в знакомую ложбину к Доброй Волшебнице, прихватив с собой голову великана.
— Ты храбрый юноша! — похвалила его старушка. — Как это тебе удалось?

И Финлей рассказал ей все, как было: как собаки помог­ли ему одолеть страшного великана.
— Ну, эта битва еще не битва, — сказала Добрая Волшеб­ница. — Битва будет впереди. Береги своих собак!

И эту ночь Финлей был в хижине один, ведь сестра его убежала с молодым великаном. Посреди ночи он опять услыхал страшный шум, словно раскаты грома в горах, и да­же еще страшней, чем накануне. Опять по склону горы по­катились тяжелые камни и раздался громкий стук в дверь хижины.
— Фи! Фо! Фу! — заревел-зарычал великан. — Ты убил моего сына, но меня тебе не убить!

И великан вышиб дверь и ворвался в хижину. Но Фин­лей его уже ждал. В свете очага он увидел, что этот великан о пяти головах, одна страшней другой. Разгорелась жаркая битва, и несдобровать бы Финлею, если бы не его верные псы. Они хватали и кусали великана, и, пока он от них отби­вался, Финлей выхватил свой меч и вонзил его чудовищу прямо в сердце.

А утром Финлей опять пошёл к Доброй Волшебнице и сказал ей:
— Мне опять помогли собаки. Без них был бы конец!
— Нет, — сказала старушка, — эта битва еще не битва. Битва будет впереди! Слушай меня внимательно, отважный охотник. Сегодня ночью к тебе придет сама старая Кэйллих, чтобы отомстить за мужа и за старшего сына. Но она придет без шума и грома, а тихо и незаметно. Она заговорит с то­бой сладким голосом и попросит впустить ее в дом. Но по­мни: она придет, чтобы отнять у тебя жизнь! Поступай точ­но, как я скажу тебе, и все кончится хорошо.

И Добрая Волшебница научила отважного Финлея, что ему следует делать, а чего не следует.
Когда пришла ночь, Финлей опять сидел в хижине один и прислушивался к тишине. В очаге горел жаркий огонь. Со­баки лежали рядом и грелись.

Вдруг раздался легкий шорох, словно мертвый лист за­шуршал на ветру, и Финлей услышал за дверью слабый, дро­жащий голос:
— Впустите усталую бедную старушку погреться у очага! Откройте дверь!

Финлей крикнул ей:
— Я впущу тебя в дом, старая, если ты пообещаешь ве­сти себя тихо и никому не причинишь в моем доме вреда.
Старуха пообещала.

И Финлей впустил ее в дом. Она и в самом деле оказа­лась совсем дряхлой, сгорбленной старушонкой. Поклонив­шись Финлею, она села возле очага с одной стороны, а он с другой. Собаки беспокойно сновали по хижине, скаля зу­бы и глухо ворча.
— Какие страшные у тебя собаки! — дрожащим голосом прошамкала старушонка. — Лучше уж привяжи их!
— Собаки никогда не тронут добрую старую женщи­ну, — сказал Финлей.
— Привяжи их, очень прошу тебя. Я так боюсь злых со­бак!
— Да мне нечем и привязать их, — сказал он.
— Я дам тебе три волоса с моей головы. Они такие крепкие, что можно сплести из них якорную цепь для боль­шого корабля.

Финлей взял три волоса и притворился, что привязывает собак. На самом же деле он просто приказал им сидеть смирно в углу.
— Ты уже привязал их? — спросила старуха.
— Сама видишь, как они смирно лежат,— ответил он.

Старуха посмотрела на собак и успокоилась. Не говоря больше ни слова, они продолжали сидеть у очага, и Финлею вдруг показалось, что старуха начала расти.
— Что с тобой? — спросил он. — Ты как будто растешь?
— Ну что ты! — сказала старуха. — Это холодная ночь ви­новата. Я замерзла и сжалась в комок, а сейчас отогрелась у твоего очага.

Они опять помолчали. Финлей не спускал глаз со стару­хи и наконец сказал:
— Ну конечно, ты растешь на глазах! И не отпирайся!
Старуха нахмурилась и сказала сердито:
— Да, расту! А ты убил моего мужа и моего старшего сына!

С этими словами она вскочила и уперлась головой в по­толок, так что хижина вся затряслась. Финлей тоже вскочил на ноги, но великанша успела схватить его за волосы. Хоро­шо еще, что она не могла нарушить свое обещание и напасть на него в его доме. Но она потащила его за порог. Тогда псы вскочили со своих мест и бросились на нее.

Финлей не на жизнь, а на смерть схватился с великан­шей. Они катались по земле, дубася друг друга, и, конечно, она одолела бы Финлея, если бы не собаки. Они хватали и кусали ее, и потому Финлею удалось повергнуть ее на зе­млю и приставить к горлу меч.

Тут она как будто смирилась и стала сулить отважному охотнику любые богатства, только бы он отпустил ее.
— Я отдам тебе все сокровища из нашей пещеры! — го­ворила великанша.
— Нет! — отвечал охотник.
— Ты получишь заколдованный меч, который разит без промаха человека и зверя!
— Нет! — отвечал охотник.
— Я дам тебе волшебную палочку, которая может прев­ратить каменный столб в славного воина и славного воина в каменный столб!
— Нет! — ответил охотник и вонзил свой меч великанше, прямо в сердце.

Так велела ему Добрая Волшебница.
Потом он приложил красный мох, сфагнум, к своим ра­нам и наутро был уже здоров. Он отправился к хижине Доброй Волшебницы и рассказал ей все, как было, как соба­ки помогли ему одолеть старую Кэйллих.

— Теперь ты герой, Финлей! — сказала Добрая Волшеб­ница. — Вот это была битва так битва!—И она погладила собак.
— Скажи, — спросил Финлей Добрую Волшебницу, — а как раздобыть сокровища великанов и заколдованный меч, разящий без промаха?

Сегодня ночью мы с дочкой так и так собирались пой­ти в пещеру великанов, чтобы забрать у них мою волшеб­ную палочку,— сказала Добрая Волшебница.— Если хочешь, можешь пойти вместе с нами.
Отважный Финлей с радостью согласился. И когда вы­шла луна, все трое пустились в путь к пещере великанов. Добрая Волшебница велела дочке и Финлею набрать по­больше сухого вереска. Этот вереск она сложила у входа в пещеру и разожгла костер.

— Великаны не любят огня, — сказала она, — и мы их вы­курим из пещеры.
Так оно все и вышло. Дым от горящего вереска пошел в пещеру, и вскоре оттуда высунулась голова молодого вели­кана. Глаза у него слезились от дыма, он чихал и совсем за­дыхался.
— Только не стреляй в него! — крикнула Финлею Доб­рая Волшебница, увидев, что он целится в великана из лу­ка. — Я лучше превращу его в каменный столб, как только найду свою волшебную палочку.

Но молодой великан уже смекнул, в чем дело. Вернув­шись в пещеру, он схватил за руку сестру Финлея и выско­чил с нею из пещеры. Потом что было силы дунул на огонь и, укрывшись за дымовой завесой, исчез из глаз.

Не прошло и недели, как Финлей женился на хорошень­кой дочке Доброй Волшебницы. Они зажили вполне сча­стливо. Нужды они не знали — ведь все сокровища велика­нов достались им. И бояться никого не боялись — ведь их охраняли верные псы Финлея.

Поделиться:
  • Добавить ВКонтакте заметку об этой странице
  • Мой Мир
  • Facebook
  • Twitter
  • БобрДобр
  • МоёМесто.ru
  • Яндекс.Закладки
  • В закладки Google

Назад Вперед

blog comments powered by Disqus