Когда пончики с неба падали

Жил на свете Хуан-дурачок со своей женой Марией-плутовкой. Всякий день отправлялся Хуан в поле овец пасти, а жена тому и рада.
Как-то раз нашел Хуан-дурачок кошель золотых монет. Открыл его, увидал монеты и говорит:
- Ай да ну! Сколько кругляшек, а без цепочки!

Вернулся домой и говорит жене:
- Глянь-ка, Мария, сколько кругляшек я на горе нашел, а цепочки нет.
Мария была себе на уме, мужу перечить не стала. Забрала монеты и говорит дурачку:
- Да, ни на что эти кругляшки не годны, даже на цепочку не нанижешь.
далее

Жадный мельник

Жил мельник, скупой и жадный.
Он не был беден, но его мельница обветшала, и на крыльях красовались заплаты. Но не мог же он остановить мельницу для починки, если каждый поворот жерновов приносил ему деньги. И жернова скрипели от зари до зари, растирая зерно в муку, а старый мельник, присматривая за ними, посмеивался и бормотал беспрерывно:

- Ну, мели, мели живее,
Вдруг да я разбогатею.

Уж он-то знал, чего хотел. Он хотел накопить много денег, построить новую мельницу, потом другую и третью – и стать первым богачом в округе.
далее

Белья-Флор

Так вот, дорогой мой сеньор, жил в Севилье богатый купец Хуан, но дороже всех богатств были для него сыновья – Хосе и Гомес. Старший, Хосе, был рослым парнем-кинжал и шпага были его неразлучными друзьями. Когда началась война, он стал солдатом, и красавица каравелла, распустив паруса, умчала его к далеким берегам Америки. Девять лет сражался он на чужой земле, девять лет не видел родного дома, когда же настал десятый год, трубы протрубили победу, и войска повернули обратно. Долог путь по волнам океана, и солдату он казался длиннее, чем день без хлеба, так спешил он скорее обнять старика отца и любимого брата. Когда же воин вступил на родной испанский берег, ему сказали, что отец его давно умер.

- Но где же мой брат? – воскликнул юноша. Ему ответили:
- Он по-прежнему живет в старом доме.

И Хосе как на крыльях поспешил к любимому брату. Он постучался в двери родного дома, и Гомес показался в окошке.
далее

Камышовые лошадки

Жили во дворце король с королевой. Как-то раз отправился король на войну, а королева осталась со своей ключницей, злой, как змея подколодная.
Шли месяцы, и родила королева двух сыновей и дочь. А ключница королю написала, что родились у него деревянные дети. Король в письме приказал детей выбросить, а королеву убить. Чтобы злей королеву помучить, ключница ее в подвале замуровала, а детей положила в корзину и отнесла на берег реки неподалеку.

Шел мимо огородник овощи продавать, слышит: плачет кто-то. Подошел он и увидел корзину. Взял ее и отнес к себе в дом, где они с женой вдвоем жили. Своих детей у них не было, так они на чужих нарадоваться не могли.
далее

Горшочек меда

Ах, и рассердилась же сеньора лиса, когда сеньор волк напротив ее ветхого домика — даже не домика, а обыкновенной лисьей норы — построил себе новый просторный дворец! Но плутовка была любопытна, и когда сеньор волк пригласил ее в гости — полюбоваться новым домом, тотчас же согласилась.

Хорошо потрудился волк. Были у него и зал, и спальня, даже кухня. Но больше всего пришлась по душе лисе кладовая. Чего только не припас себе волчище! А главное — в кладовой было очень много лакомств: и миндаль, и груши, и винные ягоды. Лиса была большой сладкоежкой. Она обшарила все углы, обнюхала все припасы и говорит волку:
— Сеньор кум, одного у вас не хватает.
— Чего же?
— Горшочка с медом!
далее

Кот-разбойник

Был себе на свете кот, которого звали Мисифус. Такой разбойник, что все дрожали перед ним от страха. Он только и знал, будучи голодным, отбирать еду у других котов. И так всем надоел, что соседи-коты пожаловались на него старосте-алькальду своей кошачьей деревни.
Алькальд, особа достойная и справедливая, выслушал жалобы и, поглаживая густые усы, посмотрел сурово на Мисифуса и сказал:

- Ступай прочь из нашей деревни и не возвращайся до тех пор, пока не ощутишь в себе желания быть послушным и порядочным.
Мисифус пошел, но честно жить не стал, а сделался разбойником. Вооруженный двумя пистолями, он перехватывал путников и грабил их.
далее

Сорока, лиса и цапля

Жила-была в гнезде на дубу сорока со своими сорочатами. Как-то раз поутру пришла к дубу лиса и говорит, что с голоду умирает, пусть, мол, сорока отдаст ей одного птенца.
- Нет, не отдам,- отвечает сорока.- Хочешь есть, сама возьми.
- Не отдашь одного, я дуб хвостом подрублю, гнездо свалится, всех съем,- сказала лиса и ну колотить хвостом по дубовому стволу.

Испугалась сорока и, чтоб спасти остальных морочат, бросила лисе одного, та его и съела.
На другое утро опять пришла лиса к дубу и говорит:
- Сорока-сорока, я есть хочу. Дай мне одного птенца.
- Нет, не дам. Хочешь есть, сама возьми.
- Не дашь, на себя пеняй. Подрублю дуб хвостом, гнездо свалится, всех съем. И ну колотить хвостом по стволу. Испугалась сорока, бросила ей другого птенца.
далее

Как волк Луну за головку сыра принял

Как-то раз проголодался волк, сил нет. Встретил лису и говорит:
- До того я, кума, проголодался, придется мне тебя съесть.
- И напрасно, кум. Разве не видишь, что от меня осталось: кожа да кости.
- А как же ты в прошлом году об эту пору такая аппетитная была?
- Так то в прошлом году. А в этом четырех лисят кормлю, сам видишь: кожа да кости.
- Так – не так, а я тебя съем, до того голоден.
- Погоди, кум, не торопись. Зачем оставлять четырех сосунков без матери, когда рядом такая еда?
- Где еда? – спрашивает волк.
- Да вон, неподалеку, в колодце на лугу.
далее

Хуан козий пастух

Жил-был паренек Хуан, пас отцовских коз. Каждый день выгонял он коз на один и тот же луг. Вот отец как-то ему и говорит:
- Послушай, что ты гоняешь наших коз каждый день на тот же самый луг? Весь луг уж облысел, травы совсем не осталось. Гони их теперь вон туда, на новое место.

Хуан так и сделал. Погнал на следующий день коз на другой луг. А там поблизости был монастырский огород. Забрались козы в огород, а Хуан как раз под деревом и задремал. Проснулся Хуан – нету коз, как сквозь землю провалились. «Не к монахам ли, – думает, – забрались мои козы?» Пошел спросить у монахов, не видали ли они тех коз. А монахи-то всех коз переловили и заперли у себя. Им так настоятель приказал. Жаден был настоятель до чужого добра.
- Нет, – отвечают монахи Хуану, – не видели мы коз. – Хотели монахи тех коз украсть.
далее

Курочка и король

– Куда это ты так спешишь, наша красавица?
– Я иду во дворец выходить замуж за короля. Надо подарить ему бриллиант для обручального кольца.
Все, кто услышал это, тут же почтительно поклонились курочке. Каждыйдействительно желал ей стать королевой, и только злой волк принял это заобычную куриную болтовню. Он забрался в темную-темную чащу как раз в томместе, где проходила тропинка во дворец, дождался курочку и грубо прорычал:
– Куда это ты торопишься, облезлая ворона?

На что курочка вежливо ответила:
– Я хочу сделать свадебный подарок своему будущему мужу – королю.
– Интересно, – прохрипел волчище, – выйдет ли это у тебя после того, как я тебя съем?
далее