Обезьяний дворец

Жил на свете король, и было у него два сына-близнеца: Джовани и Антонио. Никто не знал, который из них появился на свет первым. При дворе кто думал так, кто этак, и король никак не мог решить, кого же сделать своим наследником.
- Вот что, – сказал он наконец сыновьям.- Чтобы всё было по справедливости, ступайте-ка вы странствовать по свету да поищите себе жён. Чья жена сделает мне лучший подарок, тому и корона достанется.

Братья вскочили на коней и поскакали в разные стороны.
Джовани через два дня доехал до большого города. Там встретил он дочь маркиза и рассказал ей про отцовский наказ. Приготовила она для короля запечатанный ларчик, и они обручились. Король не открывал ларчика, ждал, пока не получит подарка от жены Антонио.
далее

Тело-Без-Души

Жила-была вдова с сыном, которого звали Джуанин. Когда ему исполнилось тринадцать лет, захотел он побродить по свету, поискать счастья.
– Мал ты еще бродить по свету,– сказала ему мать.– Вот когда возмужаешь и ударом ноги свалишь сосну, что растет за нашим домом, тогда отправляйся.

С этого дня каждое утро, едва встав с постели, Джуанин бежал к дереву и изо всех сил ударял в ствол обеими ногами. Но дерево оставалось неподвижно, а мальчик отлетал от него и шлепался на спину. Вставал Джуанин, отряхивал землю со спины и уходил восвояси. Наконец в одно прекрасное утро он собрался с силами, ударил – дерево дрогнуло, наклонилось и повалилось на землю, обнажив вырванные из земли корни.
далее

Дрозды и скворцы

Сидели как-то двое влюблённых на берегу озера. Вдруг над ними звонко запели две птицы. Юноша и девушка прислушались.
— Какой чудесный голос у этих птичек! — сказала девушка.
— Твой голос ещё нежнее, — ответил юноша. — Никакие дрозды не сравнятся с тобой.
— Ты хотел сказать скворцы, — правда?
— Конечно, скворцы, если тебе так больше нравится, – сказал юноша.

Разве кто-нибудь на его месте ответил бы иначе?
— Нет-нет, — быстро сказала девушка. — Раз ты говоришь, что это дрозды, пускай будут дрозды.
Тут они взглянули друг на друга и забыли и о дроздах, и о скворцах, и обо всём на свете.
Скоро влюблённые поженились и зажили душа в душу.
далее

Легенда о сокровище Кьяпаццы

У самого селения Кьяпаццы, там, где кончается его единственная улица, поднимается холм. На холме стоит старинный замок. Сейчас от него остались одни развалины и в его тёмных башнях гнездятся только совы да летучие мыши.

Жители селения рассказывают об этом замке удивительные истории. Лет сто тому назад, каждый день ровно в двенадцать часов отодвигался ржавый засов. Тяжёлые двери со скрипом растворялись, .и на порог выходил старик. Его длинная белая борода спускалась ниже пояса. Он был одет в куртку с пышными рукавами, короткие штаны, на голове у него был красный колпак, на ногах – туфли с пряжками. Старик кряхтя усаживался на ступенях лестницы, чтобы погреть на солнышке свои кости. А кости были очень-очень старые – никто не знал, сколько ему лет, да он и сам не смог бы их сосчитать.
далее

Злая судьба

Жили когда-то семь сестер, семь королевских дочерей. Росли сестры во дворце, не зная заботы и горя. Недаром говорит пословица: богатому да счастливому и свеча, как солнце, светит.
Но едва старшей дочери исполнился двадцать один год, а младшей, Сантине, пошёл пятнадцатый, счастье покинуло королевскую семью. На королевство напало вражеское войско. Король потерял свою армию, потом свой трон, а потом и самого его взяли в плен. А королеве с семью дочерьми пришлось бежать в чужое королевство и укрыться в глухом лесу, в тёмной хижине, в которой когда-то жил угольщик.

Теперь королевская семья узнала вторую половину пословицы – бедному да несчастному и солнце, как сальная свечка, чадит. Вместо мягких Пуховиков и атласных одеял у них были голые доски, чуть прикрытые сухой травой. Вместо золотых и серебряных блюд – одна глиняная миска и восемь деревянных ложек. А в миске что? Иногда похлёбка из грифов, а иногда и вовсе ничего. Так вот и жили.
далее

Веселый Монаккио

Жил – был в маленьком итальянском городке Грассано… нет, не злой волшебник.
Жил в Грассано весёлый дорожный рабочий Марио Коста. Целыми днями работал он под палящим южным солнцем, прокладывая шоссейную дорогу в селение Ирсина.
А в воскресенье Марио садился на свой старый велосипед и поднимался высоко в горы.
Однажды ночь застала Марио у самой вершины горы, и он решил переночевать в маленьком гроте на берегу речушки Билиозо.

С аппетитом поужинал он краюхой домашнего хлеба, запил хлеб стаканом белого виноградного вина и сразу заснул крепким сном. Проснулся Марио оттого, что кто-то больно дёргал его за волосы. Он провёл рукой по волосам…
далее

Богатое приданое

Захотела Метелица-Бореа выйти замуж. Полетела она к Сирокко – южному ветру – и говорит: – Дон Сирокко, не хочешь ли на мне жениться?

А Сирокко о женитьбе и не думал. Он любил вольную жизнь. То в Африку слетает, то над морем носится – на что ему жена! Поэтому он ответил: – Э, донна Бореа, когда два бедняка женятся, они богаче не становятся. У меня ничего нет, да и ты приданым не богата.
– Как это не богата! – обиделась Бореа. – У самого богатого короля нет столько золота, сколько у меня серебра.
далее

Король Гром

Жил на свете король, и такой у него был сильный голос, такой громкий, что на десять миль вокруг раздавался. Иногда, бывало, он просто с кем-нибудь разговаривает, а издали казалось, что это гром гремит! Так и прозвали его король Гром.
Министры и придворные, которым ежедневно приходилось разговаривать с королем, в короткое время все оглохли,— сущее наказание для всей страны: когда люди, ища справедливости, приходили к ним, бедняки так кричали, что прямо из сил выбивались, но министры и придворные не слышали их. Дела в королевстве шли через пень-колоду, люди роптали. А как сказать королю:
— Ваше величество, вы оглушаете всех министров!

Королю казалось, что он говорит совершенно так же, как
и все остальные, и когда министры, оглохнув, не слышали даже его громкого голоса, он сердился и прогонял их из дворца пинками да колотушками, так что они кубарем скатывались с лестницы.
далее

Куколка

Жил-был на свете рыбак. Вечером уплывал он на лодке в море, всю ночь рыбачил, а утром, с восходом солнца, возвращался домой.
И когда, возвращаясь с хорошим уловом, видел издали, как жена, стоя на берегу, дожидается его, весело размахивал шапкой, чтобы и она порадовалась скорее доброй вести.
Но случилось, что несколько месяцев подряд не было у него улова, точно рыбы сговорились не ходить к нему в сеть! Товарищи-рыбаки наловят рыбы столько, что хоть обратно в море выкидывай, чтобы не опрокинуло лодку, а у нашего рыбака — ничего.

Пришел он в отчаяние и говорит жене:
— Давай продадим лодку, сети и всю снасть, по крайней мере недели две-три на вырученные деньги протянем. А то скоро нам с тобою и Куколкой с голоду помирать придется.
Была у рыбака дочка, такая крошечная, что мать, сидя у порога за пряжей, частенько прятала ее в карман своего передника. Не росла девочка да и только! Ей уже семь лет исполнилось, а она оставалась все такой же малюткой, какой на свет родилась. Никогда она не плакала, всегда улыбалась, личико у нее было прехорошенькое, точно у куклы, говорила она тихоньким голоском — с трудом можно было расслышать, что она говорит. Вот за все это и прозвали ее Куколкой.
далее

Королевский сокол

Эту историю рассказал мне один крестьянин за стаканом доброго вина. Слышал он её от своего деда, а дед слышал от своего, деда. А уж от кого тот дед слышал, никто не знает. То ли это с ним самим случилось, то ли с его братом, то ли с соседом. Ну да всё равно! А история презанятная. Если хотите, послушайте.
Жил когда-то король, и был у него любимый ловчий сокол. Любил его король за сильные крылья, зоркие глаза и крепкие когти. Три года служил сокол своему господину и ни разу не возвращался без добычи. И за это повесил ему король на шею маленький колокольчик наполовину из золота, наполовину из серебра. Как только птица поворачивала голову, колокольчик звенел то золотым, то серебряным звоном.

Однажды захотелось королю отдохнуть от своих королевских забот. Вот он и отправился на охоту. Сокол, как всегда, сидел у него на вытянутом пальце. Доехал король до ровного поля и выпустил сокола. Выпустил в первый раз, тот принёс ему перепела. Во второй раз сокол принёс куропатку. А в третий раз взлетел и больше не вернулся. Может, вспомнила птица вольную жизнь, может, погналась за быстрым голубем и улетела далеко прочь. Так или не так, а пришлось королю возвращаться в свой замок без любимого сокола.
далее